А что, если РФ захочет территории Беларуси и Казахстана?

 »   » 
  • Опубликованно
  • А что, если РФ захочет территории Беларуси и Казахстана?

Так ставит вопрос лидер Псковского регионального отделения партии Яблоко Лев Шлосберг в своей статье, опубликованной на местном сайте PLN. В нем говорится так: «Лев Шлосберг не исключает возможности использования российских войск в Белоруссии и Казахстане».

«Казахстан хранит молчание, - пишет Лев Шлосберг. – А что, если Россия захочет использовать тему русского меньшинства в Северном Казахстане, в бывшей Павлодарской области? Почему бы и нет? У нас есть прецедент. Белоруссия хранит молчание. А что, если Россия захочет территории Белоруссии? Многие русские живут там. Почему бы и нет? У белорусов есть 6 областей. Сегодня у них есть Лукашенко, который близок к нам, но, а если с ним произойдет то, что произошло с Януковичем?».

Российские войска заняли большую часть территории Крыма в течение прошлой недели и угрожают войти в восточные регионы Украины».

Канал CBS News: «Россия осуществила испытательный запуск межконтинентальной баллистической ракеты на фоне напряженности относительно Украины».

В нем излагается следующее: «Россия заявила о том, что она во вторник успешно произвела испытательный запуск межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) при ситуации, отмеченной высокой напряженностью из-за осуществленного ею захвата контроля над Крымом и ее угроз направить еще больше войск в соседнюю с ней Украину.

Представитель Пентагона сказал каналу CBS News о том, что США зафиксировали запуск российской МБР рядом с границей России с Казахстаном».

Британская газета Express: «Украинский кризис: Россия производит испытательный запуск ракеты, способной нести ядерное оружие, в то время, когда продолжает сохраняться напряженность в отношении Крымского региона», сообщает, что «учебная боеголовкапоразила цель на полигоне в Казахстане». Эту ситуацию лучше всего можно, видимо, охарактеризовать с использованием казахской поговорки «Кызым, саган айтам, келиним, сен тында». В этом выражении имеется в виду то, что почтенная мать семейства высказывает своей дочери замечания, предназначенные, прежде всего, невестке. У Москвы проблемы с Украиной, а при российском демарше с запуском МБР в отношении Киева и поддерживающего новое украинское правительство Запада боеголовка поражает цель на территории безропотно послушного Казахстана. Но это еще, похоже, напоминание Астане о том, кто же на постсоветском пространстве все еще остается хозяином.

Уроки украинского кризиса, или насколько уместно проведение параллелей между Западной Украиной и Западным Казахстаном?!

Разговор о том, что же может тревожить в связи с украинскими событиями правящие круги центрально-азиатских республик в целом и Казахстана, в частности  

Издание ValueWalk опубликовало статью под названием «Russia-Ukraine Crisis Alarms Central Asian Strongmen» - «Российско-украинский кризис вызывает тревогу у центрально-азиатских правителей».

В ней говорится так: «Теперь, когда российские войска прочно обосновались в Крыму, центрально-азиатским лидерам, по всей видимости, трудно будет испытывать доверие к Кремлю по вопросам, касающимся экономического и политического суверенитета».

Примеров такого рода представления атмосферы, ныне складывающейся в коридорах власти в Астане и столицах других государства Центральной Азии, в дальне-зарубежной прессе сейчас обнаруживается немало. Авторы соответствующих материалов предполагают, что центрально-азиатские правители сейчас больше всего должны быть встревожены той решительно наступательной политикой, которую в отношении нового и еще не признанного большинством стран СНГ правительства Украины демонстрирует Москва.

Но, если говорить о республиках нашего региона, ведь тут везде у власти находятся люди, которых с Кремлем связывают давно устоявшиеся и хорошо отрегулированные связи. И вряд ли при сохранении статус-кво у сторон может желание подвергнуть их кардинальной трансформации. Как говорится, от добра добра не ищут.

Так что, если что-то и может тревожить в связи с украинскими событиями правящие круги центрально-азиатских республик в целом и Казахстана, в частности, это, видимо, должно быть связано не столько с московскими, а сколько дальне-зарубежными исподволь проявляющимися подвижками.

И все же параллели с Украиной в данном случае напрашиваются. Но есть и своеобразные, так сказать, «доморощенные» проблемы. Поговорим о них.

Опасные параллели между Западной Украиной и Западным Казахстаном?!

В 1989 году в руководстве Казахстана группировка западных казахов, не имевшая сколько-нибудь значительной и серьезной социальной опоры в Алматы и на юге республики, была оттеснена от ключевых постов в центре. Все прежние весовые личности из ее состава отправились в отставку или на пенсию. В этих условиях руководство республики оказалось поставлено перед необходимостью мобилизовать новых людей из числа западных казахов в свои ряды ради целей общего казахского единства. Немедленным результатом этой новой кадровой политики явился назначение на пост первого секретаря ЦК комсомола республики тогда совершенно неизвестного казахстанской общественности И.Тасмагамбетова. О том, как он в дальнейшем продвигался по карьерной лестнице, многие из читателей и так знают. Так что не будет останавливаться на этом вопросе. Потом на республиканский властный олимп выдвинулись также еще другие выходцы из Западного Казахстана: А.Мусин (бывший руководитель администрации президента и прежний глава Счетного комитета РК, только что назначенный послом Казахстана в Хорватии); М.Тажин (ныне посол РК в России). В отличие от Украины, Западный Казахстан не граничит с Европейским Союзом, но на его территории располагаются и действуют представительства и подразделения многих западноевропейских и американских транснациональных компаний.

Влияние транснациональных компаний и процесса глобализации

В 1990-ых г.г. руководство Казахстана шло на уступки транснациональным компаниям. С наступлением же нового века и началом прошлого десятилетия официальная Астана в отношении действующих в Западном Казахстане иностранных нефтяных компаний повела более жесткую, чем прежде, политику. Даже в нейтральной при такой ситуации Москве журналисты оценивали ее как ущемляющую интересы западного инвестора. Одна из их статей была названа, к примеру, так: «Казахстан качает права на свою нефть» (Ю.Бутрин, «Коммерсант», 09.10.02 г.). Весьма символично, не правда ли?!

В действительности это означало то, что ресурсы достижений стратегической программы-минимум американцев, которая реализовалась в начале 1990-х годов, уже оказались выбраны до конца. Стало ясно, что казахское политическое руководство, которое в конце 1980-ых г.г. оказалось у руля республики вследствие не искусственной, а естественной развязки тогдашнего кризиса власти, спровоцированного извне, исчерпало резервы уступок. И в дальнейшем оно должно будет упираться, чтобы не лишиться окончательно своей социальной базы. И вот тогда для транснациональных монстров наступило время программы-максимума и второго этапа освоения углеводородных запасов казахстанской части прикаспийского региона.

После тучного для казахстанской экономики периода 2001-2008 г.г. настало время кризисов - как экономических, так и социальных. Казахстанские граждане пережили две девальвации национальной валюты тенге. Если первая была связана с мировым кризисом, то вторая, скорее всего, оказалась обусловлена тем, что Казахстан является членом Таможенного союза, где у России уже долгое время наблюдается падение рубля по отношению к американскому доллару, и это, соответственно, влияет и на казахстанскую экономику. К сказанному выше можно добавить то, что казахстанское руководство возлагало большие надежды на запуск производства нефти на месторождении Кашаган, но оно в настоящее время приостановлено не неопределенный срок, что также явилось одним из ключевых факторов, вызвавших девальвацию февраля 2014 года.

В России некоторые аналитики обсуждают возможную ситуацию, когда 1 доллар будет стоить 50 рублей. Наверно, после возникновения таких разговоров, в Казахстане появились слухи о второй волне девальвации, когда, мол, за 1 доллар будут давать 200 тенге. Затем появляются слухи о дефолте некоторых банков второго уровня, что было в состоянии произвести отрицательный эффект на общественно-политическую ситуацию и могло сыграть роль инструмента давления на умы масс или даже оказаться чем-то вроде диверсии против банковской системы, против тенге.

В настоящее время известно, что рубль продолжает падать из-за спекулянтов и событий на Украине. Это отрицательным образом воздействует на экономику Казахстана. На таком фоне происходит слияние «Альянс банка» с «Темир Банком», покупка казахстанской «дочки» HSBC «Народным Банком». А также - приобретение «БТА Банка» Кенесом Ракишевым и «Казкоммерцбанком».

Все это представляется достаточно символичным. Происходит консолидация активов банков в ожидании отрицательного воздействия возможной «финансовой войны» против России, организуемой Западом. Если так называемые «бизнесмены» и другие люди будут очень активно вывозить валюту из страны, возможен следующий вариант развития событий.

Казахстан, по аналогии с Аргентиной и Малайзией, может ограничить конвертацию валюты и вывод капитал из страны. Это, скорее всего, обернется сокрушительным ударом по экономике. Аргентина и Малайзия при осуществлении аналогичного шага потеряли значительный процент своего ВВП, но они смогли снова встать на ноги, а вот сможет ли Казахстан оправиться от такого удара - это еще большой вопрос.

В прошлом году наши граждане стали свидетелями изменений, касающихся налогообложения и социальной сферы в РК. Вот некоторые из них: существенное повышение налогов на автомобили объемом двигателя в 3 литра и выше, урезание социальных выплат по беременности, существенное повышение налога на недвижимость площадью более 140 кв. м, повышение пенсионного возраста для женщин.

Возможно, некие внешние силы захотят извлечь выгоды из складывающейся в западном регионе ситуации и использовать в своих целях недовольство отдельных людей из местного населения...

Протесты, экстремисты

На данный момент та оппозиция, которая была, более или менее, активна в тучный период и защищала интересы граждан РК, разрознена и практически бездействует. Без ее участия проходят небольшие спонтанные митинги, ряд участников которых подверглись различным наказаниям, в том числе за до 8000 статочно резкие высказывания в адрес казахстанского руководства. Забастовки, которые время от времени имеют место после событий в Жанаозене, в основном заканчиваются нахождением компромисса между бастующими и руководствами компаний-работодателей. Это означает, что представители администраций областей Казахстана и менеджмента компаний отчасти усвоили урок Жанаозена.

Были и другие виды протестов – вооруженные. Они имело место в 2011-2012 гг. и были инициированы, согласно официальной версии, активистами радикальных исламистских течений. Их представители регулярно выезжают из Казахстана и проходят «боевую практику» в горячих точках - Сирии, Афганистане, и т.д. Многие эксперты опасаются, что, вернувшись на родину, они могут применить свои навыки против правоохранительных органов и чиновников. Некоторые читатели могут возразить, что, мол, есть же КНБ, который сразу же обнаружит таких «возвращенцев». Хочется сказать, что это спецслужбы это могут сделать легко, если эти люди вернутся назад классическим путем: самолетом или поездом и через пограничные контрольно-пропускные пункты. Ведь есть и нелегальные пути проникновения на территорию Казахстана. Вот некоторые из них.

Граница

Первое направление: через территорию Кыргызстана, где не самая лучшая в СНГ пограничная служба и где много представителей таких же радикальных исламистских групп, которые могут помочь своим «братьям». Второе направление: через территорию Туркменистана. Казалось бы, эта страна является самой закрытой в Центральной Азии, но имеются несколько фактов, которые иллюстрируют неоднозначность отношений между движением Талибан и руководством Туркменистана еще с середины 90-х годов, то есть с тех пор, когда представители талибы захватили власть в Афганистане. Туркменские властные структуры тогда не стали реагировать на это негативно, в отличие от властей других республик Центральной Азии. Ашхабад официально не признал власти талибов, но позволил им открыть в Туркменистане свое представительство и провести в 1999 году переговоры с Северным альянсом по восстановлению мира в Афганистане. Кстати, план строительства газопровода через территорию Туркменистана, Афганистана и Пакистана (ТАПИ) впервые был выдвинут в середине 1990-х годов, когда большая часть Афганистана находилась под контролем Талибана.

Достоверно известно только то, что оружием армию талибов снабжало правительство Пакистана, а деньгами - Саудовская Аравия. Журналисты Западной Европы в конце 1990-ых г.г. утверждали, что за спиной пакистанцев и саудовцев в годы становления Талибана стояли Соединенные Штаты, хотя это стопроцентно и не доказано.

Но каким образом могут проникнуть радикальные исламисты через Туркменистан в Казахстан?

Дело в том, что граница Казахстана не всегда хорошо охраняется, в том числе и в Мангыстауской области, через которую наша республика связана с северо-западной частью Узбекистана и северной частью Туркменистана. Например, некоторые железнодорожники говорят, что на границе между Казахстаном и Каракалпакией практически нет контроля. Вроде есть даже пропускной пункт «Оазис», но он не эффективен. На самом деле фитосанитарный, таможенный и пограничный контроль имеет место в Бейнеу, который находится в 90 км от границы.

Вот, что в этой связи говорил Нажимеден Губашов, начальник мангыстауского отделения дороги: «Между «Оазисом» и станцией Бейнеу есть четыре разъезда, там можно сойти с наркотиками в сумках и пешком, потом дойти до Бейнеу. Разумеется, необходимо пункт досмотра перенести именно на приграничный пункт» («Железнодорожники Мангистау бьют тревогу», zakon.kz, 12 октября 2009 г.) Официальное название контрольно-пропускного пункта в местности «Оазис» - «Тажен». А открыли его в конце ноября 2010 года.

Теперь давайте представим себе, что вместо наркотиков и наркоторговцев по этому направлению пойдут оружие и экстремисты. Довольно-таки неприятная ситуация, не правда ли?

Относительно границы с Туркменистаном известно то, что в конце ноября 2010 года был введен в строй контрольно-пропускной пункт «Темир-баба». Находится он в местности Темир-баба, Каракиянского района, расстояние до города Актау - 335 км, расстояние до ближайшего населенного пункта, города Жанаозена - 185 км. Протяженность казахстанско-туркменской границы по суше составляет 426 км. Да, Казахстан укрепляет свою границу с Туркменистаном. Например, в 2011 году был установлен оградительный забор на стокилометровом участке казахстанско-туркменской границы от заставы «Даля» до станции «Болашак». Туркменистан со своей стороны также возводит на границе инженерные сооружения.

Казахская диаспора в Туркменистане, в основном, компактно проживает в Дашогузском (бывшем Ташаузском) и Балканском (бывшем Красноводском) велаятах (областях – прим. автора). Согласно официальным статистическим данным, в 1990-х годах в этой республике проживало порядка 80 тыс. казахов. А по информации Всемирной ассоциации казахов, около 60 тыс. туркменских казахов уже переселились на историческую родину. Таким образом, получается, что сейчас там остается порядка 20 тыс. казахов.

Известно, что с весны 2013 года отряды, состоящие из этнических узбеков и туркмен, регулярно производят вылазки в приграничных с Туркменистаном регионах Афганистана. Гипотетически, Туркменистан также может подвергнуться воздействию различных технологий по смене власти.

Но по эту сторону казахстанско-туркменской границы ситуация в этом смысле, видимо, тоже не так проста. Не зря же в российской прессе несколько лет назад появлялись статьи, в которых велась речь о том, что якобы в Мангыстауской области имеются базы по подготовке террористов. В качестве ответа подобным предположениям в казахстанских СМИ тогда же печатались материалы, в которых предпринимались попытки развеять такие опасения. Но читатель, наверно, не забыл о том, что, когда в 2011 году по Казахстану прокатилась череда терактов, началась она именно в Западном Казахстане (17 мая 2011 года в Актобе Рахимжан Махатов подорвал себя в здании областного КНБ). То, что на территории Мангыстауской области могут скрываться экстремисты с Северного Кавказа, из Туркменистана и Узбекистана, подтвердило официальное уполномоченное лицо из правоохранительных органов РК.

С таким заявлением на внеочередном координационном совете правоохранительных органов выступил глава департамента КНБ по Мангыстауской области Болат Шайманов весной 2010 года.

Возможно, некие внешние силы захотят извлечь выгоды из складывающейся вышеописанным образом ситуации и использовать недовольных людей в Мангистауской области (факторы, могущие благоприятствовать этому, – последствия Жанаозенских событий, гомогенный характер родоплеменного состава местного казахского населения) для реализации своих предположительных планов. Планов, которые, возможно, чем-то схожи с планами по проведению линии раскола между западной и восточной частью Украины.

Для этого они могут использовать пути и возможности, возникающие как результат ситуации вышеописанного порядка. Хотя в казахстанском случае - в отличие от украинского случая - для этого могло бы потребоваться куда больше времени. Нестабильность - в случае ее возникновения - с Мангыстауской области может перекинуться на остальные три области Западного Казахстана – на Атыраускую, Актюбинскую и Западно-Казахстанскую. Тогда и окажется проведенной линия раскола между Западным Казахстаном и остальным Казахстаном. Это в какой-то степени потешит самолюбие высокопоставленных выходцев из этого региона, которые слабо представлены на властном олимпе в Астане.

С другой стороны, если основной движущей силой предполагаемой нестабильности окажутся религиозные радикалы, им вряд вообще доведется сколько-нибудь продолжительно потешить свое такое самолюбие.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Читайте также

Мультимедиа